Мистика кузнечного дела

Кузнец Илмаринен добавляет в жидкость для закалки «черный яд гадюки злобной», «муравьиный яд» и «сокрытый яд лягушки», чтобы
Вышла сталь оттуда злою. Злобным сделалось железо.
Но и здесь можно найти рациональное зерно. Если считать, что «муравьиный яд» — это муравьиная кислота, то добавление его в воду для закалки вполне обосновано. Добавление кислоты в воду практикуется современными кузнецами, но вместо муравьиной они используют серную кислоту.
Опытный кузнец знал многие тонкости поведения железа. Следя за раскаленным в горне металлом, он улавливал тончайшие цветовые оттенки, которые давали ему знать, когда снимать с углей стальную заготовку и опускать ее в воду для закалки. Чтобы «злобное железо» не было слишком хрупким, его отпускали, нагревая до определенной температуры, которую определяли по цветам побежалости, возникающим на поверхности металла.
Порой искусство обработки стали достигало такого высокого уровня, что в руках искусного мастера небольшой кусочек металла загорался подобно драгоценному камню. Искусством изготовления стальных «бриллиантов» славились в XVII веке тульские мастера. Ими украшались металлические шкатулки и ларцы, ножи, сабли, подсвечники. Для украшения одного изделия нужно было изготовить сотни и тысячи искусственных «бриллиантов». Заготовка каждого «бриллианта» имела грибообразную форму. Верхняя утолщенная часть гранилась на несколько частей. Число граней зависело от размеров и формы заготовки. Каждая грань полировалась до зеркального блеска. Ножку «бриллианта» закрепляли на металлическом изделии в предназначенном для него месте. Особенно эффектно украшенные «бриллиантом» вещи смотрелись при колеблющемся пламени свечей, когда они начинали мерцать подобно настоящим граненым алмазам. Трудно было поверить современникам тульских мастеров, что перед ними не настоящие бриллианты. Впрочем, то же испытывают и наши современники, встречая в музеях подобные изделия. Это сходство металлических «бриллиантов» с настоящими оказалось роковым для хранящегося долгие годы в отделе оружия Государственного Исторического музея эфеса (рукоятки) шпаги тульской работы. Эфес вместе со шпагой был изготовлен в конце XVIII века и подарен императрице Екатерине II. Во время ремонта музея эфес похитили грабители, так как были убеждены, что он усыпан настоящими бриллиантами. Только разломав эфес, грабители убедились, что ошиблись, и закопали бесценную реликвию в землю. Когда эфес нашли, никто из специалистов не осмелился взяться за его реставрацию: более восьми тысяч «бриллиантов» были покрыты ржавчиной, а некоторые разрушились совсем. Хотя секреты искусства гранения не дошли до наших дней, за труднейшую работу все же взялся московский художник-реставратор Е. В. Бутуров. Долгие десять лет ушли на изучение, освоение технологии гранения и на реставрацию эфеса. Теперь как бы родившийся заново эфес, празднично сверкающий «алмазной» гранью, по-прежнему можно увидеть среди экспонатов Государственного Исторического музея в Москве.